Черкесские традиции и обычаи
Время работы
ПН-ВС
круглосуточно
Время работы
ПН-ВС
круглосуточно

Описание

По черкесскому обычаю, каждый приезжий мог заехать в любой двор, спешиться у коновязи, войти в кунацкую и провести там столько дней, сколько считал необходимым. Гостем мог быть мужчина любого возраста, знакомый и незнакомый, даже кровный враг. Хозяин не имел права интересоваться ни его именем, ни его званием, ни целью посещения. Отказ в гостеприимстве был немыслим, и даже недостаточная заботливость со стороны хозяев, принимавших гостя, считалась позором: в старину такого человека судили и наказывали. Хозяин отвечал своим имуществом за ущерб, понесенный гостем во время пребывания в его доме; он должен был оружием защищать гостя, если тому угрожала опасность. Гость занимал самое почетное место за столом. Его угощение составляло целый ритуал. Столики с едой переходили от более почитаемых лиц к менее почетным и, наконец, выносились за пределы кунацкой, где поступали в распоряжение женщин и детей. Если подавался целый баран, то мясо распределялось согласно положению участвующих в пиршестве. Голова и лопатка, как лучшие части, предлагались гостю. Хозяин был обязан не только кормить гостя во все время пребывания его в доме, но и снабдить всем необходимым на дорогу. Кунака обычно принимали не в гостиной, а в жилом доме хозяина семьи. Неписаный этикет требовал, чтобы каждая семья имела кунака другой национальности, который считался другом семьи и на которого распространялись брачные запреты. Кунацкая служила местом пребывания всей мужской части семьи. Неженатая молодежь мужского пола ночевала в кунацкой, если там не было гостей. Черкесы в доме обычно почитали порог и очаг. Обязанности кунака были значительно шире, чем просто хозяина, так как куначество требовало установления особых отношений типа побратимства. Союз этот скреплялся совместным питьем из чаши, в которую бросали серебряные монеты или настругивали серебряные стружки с рукоятки кинжала. Часто после этого следовал обмен оружием. Такой союз заключался на всю жизнь. Усыновление считалось приемом в род с возложением на принятого всех обязанностей и прав как по отношению к роду в целом, так и к усыновившей его семье. Обряд усыновления состоял в том, что усыновляемый должен был публично трижды коснуться губами обнаженной груди своей названой матери. Прикосновение губами к груди женщины служило достаточным основанием для усыновления и в других случаях. К этому часто прибегали кровники. Если убийца любым способом – силой или хитростью – касался груди матери убитого, то он становился ее сыном, членом рода убитого и не подлежал кровной мести. Хотя формально право мести распространялось на весь род, ее осуществляли ближайшие родственники убитого. В большинстве случаев она заменялась выплатой скотом, предметами вооружения. Размер выплаты определялся сословной принадлежностью убитого. Примирения можно было также достигнуть воспитанием убийцей ребенка из рода убитого. Весьма своеобразным был свадебный черкесский обряд, который состоял из ряда обычаев, растягивавшихся в прошлом не на один год. Существовал обычай похищения невесты. Даже если оно совершалось с ее согласия – из желания уменьшить размер калыма (выкупа за невесту), избежать расходов на свадьбу или из-за несогласия родителей, – то и тогда неизбежно вызывало ссоры, драки между родными девушки и похитителями и часто приводило к ранениям и убийствам. Как только молодой человек делал свой выбор, он договаривался о цене за девушку с ее отцом. Выкуп чаще всего состоял из кольчуги, сабли, ружей, лошадей и нескольких быков. После заключения соглашения жених вместе со своим другом увозили девушку в жилище одного из приятелей или родственников, где ее поселяли в комнате, предназначенной для супругов. Здесь она находилась, пока родные жениха заканчивали приготовление к свадьбе. Здесь же происходило и оформление брака. Со дня привоза невесты жених уходил в дом к другому своему товарищу и посещал невесту только вечерами. На следующий день после увоза невесты ее родители отправлялись к родителям жениха и, изображая гнев, требовали сообщить причину тайного похищения. Обычай требовал не показывать, что соглашение о свадьбе было достигнуто ранее. На следующий день начиналась свадьба, на которую собирались все родственники и друзья. Одни сопровождали жениха, чтобы еще раз похитить невесту, а другие мешали им сделать это. Все участники свадебной процессии изображали баталию, во время которой невеста появлялась в дверях дома, поддерживаемая двумя подругами. Жених бросался вперед и уносил ее на руках. Молодые девушки заводили победную песню, а все «сражавшиеся» объединялись и сопровождали жениха и невесту. Свадьба продолжалась пять-шесть дней, но жених не присутствовал на ней. Перевоз невесты в дом жениха сопровождался различными обрядами, джигитовкой и скачками. За невестой отправлялись отобранные из числа односельчан и родственников жениха мужчины и девушки. Девушки оставались при невесте и ухаживали за ней до окончания свадьбы. Привозили невесту обычно на свадебной арбе. Невесту вводили в специальную комнату, где ставили на тахту, и выбирали девушку, чтобы снять с ее головы шарф. В день перевоза невесты устраивали угощение для всех присутствовавших на свадьбе. При этом старшие мужчины находились в одной комнате, а младшие – в другой. Жених оставался у своего приятеля до окончания свадьбы, и только после ее завершения устраивали обряд возвращения молодого мужа в свой дом. Новобрачный при возвращении должен был совершить обряд «примирения» со своими родными: ночью он являлся в родной дом и получал от отца и старших мужчин селения угощение. Через два-три дня для него устраивался обед, на котором присутствовала мать и другие женщины. Комната для новобрачных была у черкесов священной частью жилья. Около нее не разрешалось громко разговаривать и выполнять хозяйственную работу. Спустя неделю после пребывания в этой комнате молодой жены совершался обряд введения ее в большой дом. Новобрачной, закрытой покрывалом, давали смесь из масла и меда и осыпали орехами и сластями. После свадьбы она уезжала к своим родителям. По прошествии некоторого времени (иногда только после рождения ребенка) жена возвращалась в дом супруга и начинала принимать участие во всех хозяйственных работах новой семьи. В течение супружеской жизни муж посещал жену в их общей комнате только ночью. Днем же он находился на мужской половине или в кунацкой. В свою очередь, жена была полновластной хозяйкой на женской половине дома. Муж вообще не вмешивался в домашнее хозяйство. Жена даже имела свое имущество – скот, полученный ею в качестве свадебного подарка. Тем не менее на нее налагался целый ряд запретов по отношению к свекрови и к родственникам мужа по мужской линии. Например, она не имела права сидеть при мужчинах, есть вместе с мужем, ложиться спать до его возвращения. Мужа она называла «он», «сам», «наш», а муж, в свою очередь, называл жену «живущая в доме моем» или «наше семейство». Муж имел право на развод без объяснения причины. Жена формально могла требовать развода по некоторым причинам (измена мужа, неспособность к брачному сожительству), но случалось это очень редко. После смерти мужа вдова по обычаю иногда выходила замуж за его брата. При разводе или при выходе замуж за постороннего ее дети оставались в семье мужа. Родильный обряд черкесов включал в себя ряд мер, направленных на то, чтобы обезопасить беременную от злых духов. Будущая мать должна была соблюдать многочисленные запреты, в том числе не раздувать огня и не ходить на кладбище. Когда мужчине сообщали о том, что он будет отцом, он покидал дом и появлялся там в течение нескольких дней только ночью. Через две недели после родов совершался обряд укладывания ребенка в колыбель, к которому обычно приурочивали наречение имени новорожденному. Явными отголосками традиционных древних верований были изображения на могильных памятниках предметов, которые могут понадобиться покойному в потустороннем мире. Человек, убитый молнией, считался избранником бога и хоронился особым образом. Почетные похороны ждали даже животных, погибших от молнии. Эти похороны сопровождались плясками и пением, а щепки от дерева, пораженного молнией, считались целебными. Многие религиозные обряды были тесно связаны с сельским хозяйством. К их числу относились прежде всего обряды вызывания дождя во время засухи. жертвоприношениями отмечались начало и конец сельскохозяйственных работ.

Интересные места рядом

Здание аптеки Альтшулера

Республика Адыгея, г. Майкоп, Первомайская ул., 197

Дворец спорта АГУ им. Якуба Коблева

респ Адыгея, г Майкоп, ул Гоголя

Доходный дом Каплановых

респ Адыгея, г Майкоп, ул Краснооктябрьская, д 9

Памятник В.И. Ленину

Россия, Республика Адыгея, Город Майкоп, ул. Краснооктябрьская

Дом Зиньковецкого (Дом Офицеров)

респ Адыгея, г Майкоп, ул Краснооктябрьская, д 14

Здание аптеки Альтшулера

Республика Адыгея, г. Майкоп, Первомайская ул., 197

Дворец спорта АГУ им. Якуба Коблева

респ Адыгея, г Майкоп, ул Гоголя

Доходный дом Каплановых

респ Адыгея, г Майкоп, ул Краснооктябрьская, д 9

Памятник В.И. Ленину

Россия, Республика Адыгея, Город Майкоп, ул. Краснооктябрьская

Дом Зиньковецкого (Дом Офицеров)

респ Адыгея, г Майкоп, ул Краснооктябрьская, д 14

Здание аптеки Альтшулера

Республика Адыгея, г. Майкоп, Первомайская ул., 197
респ Адыгея, г Майкоп, ул Советская